Теннесси Уильямс

Орфей спускается в ад

Романтическая трагедия в двух действиях

Режиссер Андреас Мерц-Райков

Спектакль идет с одним антрактом

Продолжительность 2 часа 30 минут

16+ Основная сцена
Перевод с английского
Екатерина Райкова-Мерц
Ассистент режиссера
Екатерина Райкова-Мерц
Художник-сценограф
Фемистокл Атмадзас
Художник по костюмам
Ольга Атмадзас
Художник по свету
Елена Алексеева
“«А как ещё жить в этом мире, если не цепляться намертво за всё, что рядом, и не отпускать, даже когда хрустят, ломаясь, собственные пальцы?»

Теннесси Уильямс переносит место действия древнегреческого мифа, лежащего в основе его эмоциональной драмы о неприкаянном бунтаре-одиночке и замужней женщине, пережившей не одну трагическую потерю, в захолустный городок на юге Соединенных Штатов. Именно этот городок и становится тем самым адом, в который, в версии Уильямса, спускается Орфей, чтобы вернуть Эвридику к жизни. Ад у Уильямса — это место, к которому узники сами приковывают себя цепями, место, которое легко можно было бы покинуть, если бы только удалось найти способ преодолеть собственный гнев, порождающий в нас болезненное чувство справедливости, замешанной на ненависти.
«О чем бы я ни писал, самой главной для меня всегда остается одна и та же тема: разрушительное влияние общества на чувствительную и неприкаянную натуру» – в своей драме «Орфей спускается в ад», премьера которой состоялась на Бродвее в 1957 году, Теннесси Уильямс исследует истоки зла, изнутри отравляющего человеческое общество, и задается вопросом о том, неужели мы действительно слишком слабы, чтобы справиться с прошлым и вырваться из своего ада”

Режиссер спектакля Андреас Мерц-Райков

Действующие лица и исполнители

Премьера состоялась 7 октября 2017 года

Публикации о спектакле

Тебе я бумажные крылья расправлю ль?..

Софья Чикина

В спектакле Мерца-Райкова одиноки все, здесь человеку нужен человек, чтоб вцепиться в него до хруста в пальцах, но только не отпускать. Спектакль поставлен по переводу Екатерины Райковой-Мерц, который отвечает потребностям режиссера. Например, в спектакле нет Дэвида Катрира, он упоминается лишь в монологе Лейди о ее молодости и смерти ее души. Дэвид бросил ее беременную, она сделала аборт, в этот же период сгорел вместе со своим райским садом ее отец. Монолог Лейди выводится на видео, что повышает уровень интимности высказывания: зритель видит лицо героини крупным планом, создается ощущение, что она обращает текст лично к каждому. Таким образом, каждый в зрительном зале становится немного Дэвидом Катриром.

Страстной бульвар, 10
1 января 1970

Ад - это другие

Екатерина Кулакова

В «Орфее» обязательно должна быть музыка — у драматурга, например, сам Орфей-Вэл поет и играет на гитаре. У Мерца звучит живая музыка: бэнд, примостившийся в углу сцены за масштабной декорацией, сопровождает напряженной роковой музыкой все происходящее. Солисткой становится Кэрол Катрир — Юлия Пошелюжная прекрасно исполняет блюзовые мелодии глубоким низким голосом. Единожды запоет и Орфей (Егор Уланов), то ли случайно, то ли нарочно коверкая английские слова. Запев, он даст отсылку к мифологическому сюжету, на котором основана и пьеса Теннесси Уильямса, и спектакль Мерца-Райкова.

Петербургский театральный журнал (блог)
25 октября 2017

Потерянный рай

Александрина Шаклеева

За свет в этом мире отвечает романтическая мечта Лейди. Она одержима идеей открыть заведение Lady`s paradise, в котором бы все напоминало о прекрасном месте ее детства – садике отца. Для Лейди эта мечта – стимул жить, то, что помогает ей выстоять во враждебном мире. Лейди – красивая моложавая женщина выглядит чужой здесь, как и Вэл. То чувство, которое возникает между ними – это даже не любовь, это попытка спастись от одиночества и обреченности с помощью зацепки за другого человека. Лейди делает украшение к открытию своего заведения – тысячи бумажных журавликов, выполненных в технике оригами. Этот поэтический образ, отсылающий зрителя к известной японской легенде, придает истории лиричности. К финалу фигурки, весь спектакль висевшие ближе к арьерсцене, освещаются ярким светом, а тяжелые дощатые стены поднимаются наверх, как мощные крылья огромной птицы. Раскрываются ворота ада: виден рай, который Лейди когда-то потеряла, но смогла воссоздать своими руками. Она победила.

Ревизор.ру - информационный портал об искусстве в России и за рубежом
1 января 1970

Человеку нужен человек

Софья Чикина

В омском спектакле Андреас Мерц-Райков совместно с художником Фемистоклом Атмадзасом создали биполярный мир. С одной стороны, страшная реальность — ад. Он условен. Это не американский городок в южном штате, как в пьесе. Это любой город любой точки мира. Его олицетворяет потертая и прогнившая деревянная конструкция: пол и крыша. Крыша разделена на две части находящейся по центру винтовой лестницей. Она напоминает два тяжелых подбитых крыла, в них уже образовались дыры, через которые в финале пролезут черви (их изображают продолговатые светодиодные лампы). С другой стороны, в зазоре между «деревянными крыльями» открывается вид на поэтический мир надежд и мечтаний главной героини. На тот потерянный ею рай, который отняли у нее озлобленные жители города. Возникают отдаленные поэтические ассоциации. Рай Лейди — это хрупкое пространство, зажатое в тиски тяжелого дерева

Интернет-платформа "Сиг.ма"
12 октября 2017
Покупка билетов онлайн
Орфей спускается в ад
Выбрать места